по благословению Митрополита Меркурия Ростовского и Новочеркасского

Проповеди

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

 

Мы празднуем в этот замечательный день смерти святителя Николая Чудотворца. Какое это странное совмещение слов: праздник о смерти... Обычно, когда кого-нибудь застигнет смерть, мы тоскуем и плачем об этом; а когда умрет святой  мы об этом ликуем. Как же это возможно?

Возможно это только потому, что когда умирает грешник, у остающихся тяжело лежит на сердце чувство, что настало время разлуки, хотя бы временной. Как бы ни была крепка наша вера, как бы надежда нас ни окрыляла, как бы мы ни были уверены в том, что Бог любви никогда окончательно не отделит друг от друга тех, которые любят друг друга хоть несовершенной, земной любовью — все-таки остается грусть и тоска о том, что мы не увидим в течение долгих лет лица, выражения глаз, светящихся на нас лаской, не прикоснемся к дорогому человеку благоговейной рукой, не услышим его голоса, доводящего до нашего сердца его ласку и любовь...

Но наше отношение к святому не совсем таково. Даже те, кто был современником святых, уже при их жизни успели осознать, что, живя полнотой небесной жизни, святой не отделился от земли при жизни, и что когда он телом почиет, он все равно останется в этой тайне Церкви, соединяющей живых и усопших в едино тело, в един дух, в едину тайну вечной, Божественной, победившей все жизни.

Умирая, святые могли сказать, как Павел говорил: я подвигом добрым подвизался, веру сохранил; теперь готовится мне награда вечная, теперь я делаюсь сам жертвоприношением...

И вот это сознание  не головное, а сознание сердца, живое чувство сердца о том, что святой не может от нас отлучиться (так же как от нас не отлучается ставший для нас невидимым Христос воскресший, так же как не отсутствует невидимый нам Бог), вот это сознание позволяет нам радоваться в день, когда, как говорили древние христиане, человек родился в вечную жизнь. Он не умер  а родился, вошел в вечность, во весь простор, во всю полноту жизни. Он  в ожидании новой победы жизни, которой мы все чаем: воскресения мертвых в последний день, когда уже все преграды разделения падут, и когда мы возликуем не только о победе вечности, но о том, что Бог и временное вернул к жизни  но во славе, новой сияющей славе.

Один из древних отцов Церкви, святой Ириней Лионский говорит: « Слава Божия  это человек, до конца ставший Человеком...» Святые являются такой славой для Бога; глядя на них, мы изумляемся тому, что Бог может совершить над человеком.

И вот, мы сегодня в  день смерти того, кто на земле был небесным человеком, а войдя в вечность, стал для нас предстателем и молитвенником, не отлучившись от нас, оставаясь не только таким же близким, становясь еще более близким, потому что мы делаемся близкими друг другу по мере того, как делаемся близкими, родными, своими Живому Богу, Богу любви. Радость наша сегодня так глубока! Господь на земле пожал, словно зрелый колос, святителя Николая. Теперь он торжествует с Богом, на небесах; и как он любил землю и людей, умел жалеть, сострадать, умел окружить всех и встретить каждого изумительной ласковой, вдумчивой заботой, так и теперь он молится о нас всех, заботливо, вдумчиво.

Когда читаешь его жизнь, поражаешься, что он не только о духовном заботился; он заботился о каждой человеческой нужде, о самых скромных человеческих нуждах. Он умел радоваться с радующимися, он умел плакать с плачущими, он умел утешить и поддержать тех, кому нужно было утешение и поддержка. И вот почему народ, мирликийская паства его так полюбила, и почему весь христианский народ так его чтит: ничего нет слишком ничтожного, на что он не обратил бы внимание своей творческой любви. Нет ничего на земле, что казалось бы недостойно его молитв и недостойно его трудов: и болезнь, и беднота, и обездоленность, и опозоренность, и страх, и грех, и радость, и надежда, и любовь  все нашло живой отклик в его глубоком человеческом сердце. И он нам оставил образ человека, который является сиянием Божией красоты, он нам в себе оставил как бы живую, действующую икону подлинного человека.

Но оставил он нам ее не только для того, чтобы мы ликовали, восхищались, изумлялись; он нам оставил свой образ для того, чтобы мы от него научились, как жить, какой любовью любить, как забывать себя и помнить бесстрашно, жертвенно, радостно всякую нужду другого человека.

Он нам оставил образ и того, как умирать, как созреть, как встать перед Богом в последний час, отдав Ему душу радостно, словно возвращаясь в отчий дом. Когда я был юношей, мой отец мне раз сказал: научись в течение твоей жизни так ожидать смерть, как юноша трепетно ожидает прихода своей невесты... Вот так ждал и святитель Николай часа смертного, когда раскроются смертные врата, когда падут все узы, когда вспорхнет душа его на свободу, когда ему дано будет лицезреть Того Бога, Которому он поклонялся верой и любовью. Так и нам дано ждать — ждать творчески, не ждать оцепенело, в страхе смерти, а ждать с радостью того времени, той встречи с Богом, которая нас сроднит не только с Живым Богом нашим, со Христом, ставшим человеком, но и с каждым человеком, потому что только в Боге мы делаемся едины...

Отцы Церкви нас призывают жить страхом смертным. Из столетия в столетие мы эти слова слышим, и из столетия в столетие мы их превратно понимаем. Сколько людей живет страхом того, что вот-вот наступит смерть, и за смертью  суд, а за судом  что? Неизвестно. Ад? Прощение?.. Но не об этом страхе смертном говорили отцы. Отцы говорили о том, что если бы мы помнили, что через мгновение можем умереть, как бы мы спешили делать все добро, которое мы еще можем успеть сделать! Если бы мы думали постоянно, трепетно о том, что стоящий рядом с нами человек, которому мы сейчас можем сделать доброе или злое, может умереть  как бы мы спешили о нем позаботиться! Не было бы тогда никакой нужды, ни большой, ни малой, которая превосходила бы нашу способность жизнь посвятить человеку, который вот-вот умрет.

Я уже сказал нечто о своем отце; простите  я скажу еще одно личное. Моя мать три года умирала; она это знала, потому что я это сказал ей. И когда смерть вошла в нашу жизнь, она жизнь преобразила тем, что каждое мгновение, каждое слово, каждое действие  потому что оно могло быть последним  должно было быть совершенным выражением всей любви, всей ласки, всего благоговения, которые между нами были. И вот три года не было мелочи и не было крупных вещей, а было только торжество трепетной, благоговейной любви, где все сливалось в великое, потому что и в одном слове можно заключить всю любовь, и в одном движении можно выразить всю любовь; и это должно быть так.

Святые это понимали не только по отношению к одному человеку, кого они любили особенно ласково и на протяжении каких-то малых лет, на которые у них хватало духа. Святые умели так жить в течение целой жизни, изо дня в день, из часа в час, по отношению к каждому человеку, потому что в каждом они видели образ Божий, живую икону, но  Боже!  порой такую оскверненную, икону такую изуродованную, которую они созерцали с особенной болью и с особенной любовью, как мы созерцали бы икону, затоптанную в грязь перед нашими глазами. А каждый из нас грехом своим затаптывает в грязь образ Божий в себе.

Подумайте над этим. Подумайте над тем, как славна, как дивна может быть смерть, если только мы проживем жизнь, как святые. Они  подобные нам люди, отличающиеся от нас только смелостью и горением духа. Если бы мы подобно им жили! И как богата могла бы быть для нас память смертная, если вместо того, чтобы называться, на нашем языке, страхом перед смертью, она была бы постоянным напоминанием, что каждое мгновение есть и может стать дверью в вечную жизнь. Каждое мгновение, исполненное всей любовью, всем смирением, всем восторгом и крепостью души, может распахнуть время к вечности и нашу землю сделать уже местом, где явлен рай, местом, где живет Бог, местом, где мы едины в любви, местом, где все дурное, мертвое, темное, грязное побеждено, преображено, стало светом, стало чистотой, стало Божественным.

Дай нам Господь вдуматься в эти образы святых, и не друг друга, даже не себя спрашивать о том, что же делать, а обратиться прямо к ним, к этим святым, из которых некоторые были поначалу разбойниками, грешниками, людьми страшными для других, но которые сумели величием души воспринять Бога и вырасти в меру возраста Христова. Станем их спрашивать... Что с тобой случилось, отче Николае? Что ты сделал, как ты раскрылся силе Божественной любви и благодати?.. И он нам ответит; он своей жизнью и своей молитвой сделает для нас возможным то, что нам кажется невозможным, потому что сила Божия в немощи совершается, и все нам доступно, все нам возможно в укрепляющем нас Господе Иисусе Христе.

Аминь.

Слово, произнесенное на всенощной под праздник святителя Николая, 18 декабря 1973 г., в храме его имени, что в Кузнецах (Москва)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                  КРЕЩЕНИЕ  ГОСПОДНЕ. (БОГОЯВЛЕНИЕ).

                       Слово на Крещение Господне св.Феофана (Затворника)

         

Празднуя святое Богоявление, перенесемся мыслию на самое место события, и будем разумно внимать происходившему там! – Вот Вифавара! Вы видите на берегу святого Иоанна, в одежде из верблюжьяго волоса, с поясом усменным о чреслех своих (Мк. 1:6). Его окружает безчисленное множество народа из Иерусалима, Иудеи и всей страны Иорданской. Крещение Спасителя только что кончено; и очи всех обращены на восходящаго от воды Сына человеческаго. — Они больше ничего и не видят. — Но изострите верою око ума вашего и вслед за Иоанном, минуя сие видимое всем, установите внимательный взор на то, что не всем видимо, — на небо отверзтое, голубя сходяшаго и глас слышанный: «Ты еси Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих!» (Мк. 1:11). Установите взор ваш и не отрывайте внимания вашего от сего дивнаго видения! О! кто даст слову нашему силу, чтоб достойно воспеть славу Бога, в трех ипостасех на Иордане явившагося!

Вместе с потерянным раем, заключились небеса правдою Божиею. Но как сильнаго напора вод не удерживает и крепкая преграда, так растаяла наконец крепость правды от огня любви Божией, – и се отверзошася небеса. Отверзем, братия, и мы все силы естества нашего, ненасытно восприимем Бога открывшагося, и насладимся Им. Напитаем им все чувства, все помышления и желания свои.

Мы погружены во тму; но вот обильный свет. Мы поражены безотрадным разъединением – и с небом и с собою; но вот всеоживляющее примирение. Мы измождены безсилием, но вот не истощимый источник всяких сил!

И так – как, после долгой ночной темноты, всякая тварь жаждет света и с желанием устремляется принять первые лучи восходящаго солнца: так и мы, устремив на Богоявление просветленное верою око ума, желательно восприимем отрадные лучи Божественнаго устроения нашего спасения, испускаемые милостивым Словом Бога Отца, – и насладимся ими.

Как сжатая холодом зимы тварь жадно встречает разрешающую узы холода весну и приемлет снова стройное оживление: так и мы оживленным надеждою спасения сердцем восприимем примирение, возсиявающее в Господе крещаемом, – и насладимся Им!

Как во время зноя летом, жаждущая земля всеми устами пьет нисходящий с неба дождь: так и мы всем желанием души восприимем всякую силу, готовую излиться на нас от Духа, сходящаго в виде голубя, – и насладимся тем!

За чем бы нам и приглашать себя к сему? – Ибо не все ли мы введены уже во все домостроительство спасения? – Не все ли потому должны быть и просвещены, и умиротворены, и оживлены? – Но, о, когда бы было так? – Некогда, помянув об Иоанне Крестителе, Господь с укором говорил Иудеям: «Он был светильник, горя и светя, а вы других утех искать восхотели в час светения его». – Вот каждогодно во святой своей церкви и на нас наводит Господь свет Иорданскаго при Иоанне Богоявления своего. Не говорит ли он нам чрез то: «Вот где свет, горящий и светящий!» – смотрите же не восхотите иначе как радоваться в час светения его.

Блюдите убо, братие, како опасно ходите! Не поражают ли иногда обольстительно слух наш обманчивые клики врагов нашего спасения?

Суемудрие глашает: «Ко мне идите, у меня свет». Но у него не свет, а только призрак света, и те, кои слушают его, нарицают свет тмою и тму светом.

Мир зовет: «Ко мне идите, я дам вам мир!» Но у него не мир, а призрак мира, и увлеченные им, поздно уже обличив ложь, укорно осуждают его говоря: «Мир! мир! и где есть мир?»

Князь мира обещает простор и жизнь, и силу и довольство. Но у него нет ни силы, ни свободы, ни довольства, а только призрак их – и обольщенные им имя только имеют, что живы, свободны и довольны, а на деле суть обуморенные, томимые лишениями рабы.

Поспешите, братия, стяжать навык к различению всего этого при свете Богоявления и не увлечетесь тем, что именуется только светом, и миром, и силою, а не есть, но паче устремитесь к Тому, Иже есть путь, истина и живот, правда же, и освящение, и избавление.

Вот чуть не дошли мы до суда и самоосуждения. – Что же, так хочет и Господь. – Церкви повелел Он светло праздновать Свое Богоявление, а каждаго из нас благоволит ввести в радость празднества только чрез суд совести. Кто вкусил даров, ради коих празднует церковь, тот радуется; а кто не вкусил, вкуси прежде и возрадуешься. Аминь.

6 января 1864 г.

 
     
 
                                   Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Аз есмь с вами и никтоже на вы», — говорит Господь каждому верующему в Него. Никакая скорбь, никакие искушения, никакие самые страшные несчастья не должны сломить верующего,  соединенного верой и духом со Христом человека. Вот перед нами мощи святителя Илариона и, наверное,  большинство из вас читали его житие, читали, как он совершал службу святой Пасхи в Соловецком концентрационном лагере. Узники, совершенно бесправные люди, над которыми их мучители могли надругаться,  которых могли убить в любой момент, эти узники праздновали торжество силы Того, на Кого они возложили всю свою надежду.

 

 

Внешняя победа в этом мире ничто – важна только победа внутренняя. Внешняя победа дастся Церкви Христовой во втором Пришествии Господа Иисуса Христа. И пример духовной, внутренней победы – сама жизнь Спасителя.  Внешне Он был побежден, распят как злодей и разбойник. Но совершилось то главное, ради чего Он пришел в мир, то, по сравнению с чем любая внешняя победа – сор ничего не стоящий - это Его победа над смертью — над самым страшным и непобедимым злом, которое существует в мире.  «Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа?! Сия есть победа победившая мир – вера ваша», -  восклицает апостол Павел, духовными очами созерцая подвиг любви к человеческому роду Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа.

Через сорок дней после Пасхи там, на Соловках, где святитель Иларион возглавлял пасхальную службу, конечно же праздновалось и Вознесение. Конечно же, сонм заключенных епископов, священников и мирян воспевал и эти великие и прекрасные слова: «Аз есмь с вами, и никтоже на вы». С этими словами, быть может, многие из них уходили и на мучения, и на казнь, твердо веруя, что Господь Иисус Христос с ними и они победители, и никто их победить не может. «Аз есмь с вами, и никтоже на вы!». Они пренебрегли жизнью своей плоти, они пренебрегли внешней победой, столь ценимой в этом мире,  ради следования за Истиной, которую они обрели, за Христом Спасителем.

Вот братья и сестры, о чем хотелось сказать сегодня. Но насколько мы отличаемся от победивших зло этого мира новомученников и святых. Исповедь наша, когда мы предстаем пред Богом и должны каяться в наших злобах и грехах, все более и более, год от года, становится все менее похожа на исповедь и все более на малодушные вопли и жалобы на жизнь. Забыто могущество христианина, забыто то, что мы должны быть победителями в этом мире, победителями зла.  Бесконечные жалобы на ближних, бесконечные жалобы на обстоятельства жизни, бесконечное уныние и отчаяние  — вот, что к несчастью сегодня побеждает православного христианина.

Малодушие, а не мужество — вот что становится качеством духа современного человека. «В терпении вашем стяжите души ваша». Об этом терпении и мужестве, о том, что все здесь на земле посылается нам от Господа и в том состоянии, в котором мы призваны Богом, мы должны подвизаться терпеливо и мужественно — об этом забывают многие даже в Церкви. Ищут компромисса, ищут легкого, ищут самооправданий и в результате теряется дух христианский. Но Господь не любит боязливых. Дух Божий отходит от человека и оставляет его один на один с его беспомощностью, с его слабостью, с его страшным унынием. И это вместо того, чтобы он набрался, наконец, мудрости возблагодарить Господа за все те испытания, которые Он посылает нам, возблагодарить, потому что только в благодарении заключается истинное познание Бога. Никак по-другому Бога падшему человеку познать невозможно.  Сегодня в начале Божественной литургии на антифонах мы слышали слова Псалмопевца: «Бог в тяжестех Его знаем есть, егда заступает ны» — Бог познается в испытаниях и тяжестях жизни, когда после порой продолжительного, но совершившегося нашего терпения в перенесении этих испытаний, Бог являет Свою силу –  «егда заступает ны». В этом великая тайна истинного Богопознания, тайна Креста и смысла человеческих страданий. «В терпении вашем стяжите души ваша», — заповедует нам Господь.

Можно до бесконечности унывать, жаловаться искажать само таинство исповеди осуждением ближних, ропотом на Бога,  забывая осудить главного виновника своих бед —  самого себя. Бесплодной смоковницей оказывается тогда человек. И все это будет продолжаться до тех пор, пока мы не осудим сами себя, не возблагодарим Бога за все, что Он посылает нам, поняв, что каждое мгновение жизни, каждый день для православного христианина — это те шаги в Царствие Небесное, которыми ведет нас Господь. Именно  эти искушения, посланные от Бога каждому из нас,  именно нашей душе, с нашими болезнями, с  нашими немощами надо преодолеть, чтобы вознеслась до бессмертия наша душа.

Был один монах, к которому тридцать братьев живущих в монастыре относились хорошо, а трое очень плохо и всячески его оскорбляли и обижали. В малодушии этот монах решил уйти из монастыря, надеясь найти лучшую долю. Он поселился в другом монастыре, и там из двадцати человек пятнадцать любили его, а пять относились к нему презрительно. Он снова не выдержал, и перешел в другой монастырь, там три человека относились к нему хорошо, а двадцать плохо. И так далее, и так далее... И вот когда он совершенно изнемог,  и, наконец, понял гибельность этого порочного круга, он остановился перед дверью первой попавшейся ему обители,  взял свиток пергамента и написал на нем: «Никуда не выходи отсюда и все терпи». И в этой обители случилось так, что несколько человек относились к нему хорошо и мирно, а несколько человек по наущению дьявола возненавидели его. Каждый раз, когда находило искушение,  он доставал свиток, прочитывал его, приходил в мирное устроение и решался терпеть до конца все, что ниспосылается ему. Братья, которые относились к нему с подозрением пришли к настоятелю и сказали: «Авва,  этот новый монах — колдун. У него какой-то заговор написан на пергаменте, изгони его из обители».  Настоятель монастыря, был мужем мудрым. Он пришел однажды,  когда брат спал и, будучи наделен настоятельскою властью,  открыл это письмо, чтобы узнать, что же там написано и прочел слова о терпении. На следующий день настоятель вызвал монаха и братий, восстающих на него, и сказал:  «Что вы имеете сказать против этого монаха?»  Они сказали: «Он — колдун». Игумен спросил у брата: «Что ты скажешь на это?» «Простите меня, братья», — сказал наш,  теперь уже терпеливый монах и поклонился им в ноги.  «Выгони его вон! Он признался!» —  сказали монахи-обвинители. И вновь игумен спросил:  «Что ты теперь скажешь?» И вновь он сказал:  «Простите меня, отцы и братья. Как, авва, ты решишь,  так и будет». И тогда настоятель сказал:  «Возьмите у него его свиток, прочтите и делайте с ним все, что хотите». Братия взяли этот свиток и прочли: «Будь в этом монастыре, и что бы ни случилось, все терпи». Тогда братия устыдились,  стали просить прощения у игумена. Игумен сказал:  «Что вы просите прощения у меня? Просите прощения у Бога за себя и за свои души и у этого брата».

Невозможно нам называться христианами и пребывать в малодушии. Невозможно нам надеяться на то, чтобы быть со Христом в Царствии Небесном, куда Он вознесся в нынешний,  сороковой день после Пасхи, и не быть Его посильными соподвижниками в крестном пути нашего Господа,  воплотившегося, распятого и вознесшего нас всех ради спасения каждой нашей души.

Дай Господь, чтобы этот праздник Вознесения вознес наши души к радостному пребыванию в этом мире, к истинному христианскому мужеству, к торжествующему над злом и унынием терпению всех испытаний и скорбей, подобно тому терпению, которое принес Спасителю священномученик Илларион. Потому что это дерзость и грех перед Богом,  когда мы унываем в этом прекрасном и удивительном мире,  который Господь создал для нас и через который Он ведет нас к еще более удивительному и прекрасному миру —  Царствию Небесному. Аминь.

                                                         
                                                                                                  
 
                                                   ЧУДО СВЯТОГО ПРИЧАЩЕНИЯ.    
 
 
 
 
 Дорогие братья и сестры! сегодня мы с вами будем говорить о таинстве Причастия страшных Святых Таинств Господа нашего Иисуса Христа. Любовь Господа нашего к нам настолько велика , что ОН не только принял за наше спасение смерть ,но даровал нам возможность ,постоянно теснейшим образом  соединяться с Собой. Для этого на тайной вечере перед Своими учениками Господь установил таинство Святого Причащения. Эти слова Господа произноситься на каждой Божественной Литургии: Примите,ядите: сие есть Тело Мое. И Взяв чашу и благодарив , подал Им и сказал: пейте от нее все,ибо  сие есть кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставления грехов» (Мф.26.17-20).Таинство Святого Причащения также называется Евхаристией. Это греческое слово означает благодарение. Почему  это великое слово таинство называется именно так ? Потому что во время его совершения  Церковь приносит,благодарственную хвалебную и умилостивительную жертву Богу за спасения всех людей -живых и умерших. На Тайной вечере Господь  заповедовал Своим ученикам  совершать таинство Святого Причащения в память о Нем. Эта заповедь неукоснительно выполняется Церковью на протяжении всей ее истории. Таинство Святого Причащения является одним из самых непостижимых и важных священнодействий христианской Церкви. С ним связано множество чудес,сведений о которых бережно хранит церковная история.

 

     Однажды ученики пр. Макария Египетского увидели идущего по пустыне мужчину,который вел за собой лошадь. Свой путь он держал к кельи старца. Оберегая покой старца ученики ученик пытались отговорить путника не отвлекать преподобного от молитвы. Однако вскоре,внять просьбе мужчины,они решил впустить в келью к старцу. Путник обрадовался и вошел внутрь, но не один. А вместе со своей лошадью. Ученики  преп. Возмутились  и спросили ,зачем он ведет за собой лошадь. Странник ответил им что она тоже нуждается в молитвах праведника. Монахи удивлялись его любви к лошади,ведь какой дальний путь проделал этот человек! Почему же так дорого для него это животное и что с ним стряслось ?

 

      -Лошадь, которую Вы видите,- это моя несчастная жена,и я не знаю как она обратилась в животное. Вот уже три дня. Как она ничего не ела.

 

     Эти слова путника монахи не сочли за выдумку. Несмотря на на то учение Христа уже триста лет распространялось по земле, в Египте еще большое влияние имело язычество, и эта древняя колыбель магии была полна различных чародеев вредившим христианам. Поэтому, услышав рассказ мужчины монахи поспешили к авве Макарию сообщить о случившемся. Однако Бог открыл святому причину происшедшего. И эта причина заключалось в следующем. Жена пришедшего мужчины понравилась некому распутному египтянин который хотел ее обольстить .Однако его старания оказались напрасными,Тогда,чтобы возбудить в сердце женщины ответную страсть он обратился к услугам мага. Чародей получив большие деньги,применил все свои заклинания для соблазнения христианки,но цели не мог достигнуть. Придя в ярость от неудачи он тем не менее мог смог добиться того,что женщина стала казаться для окружающих лошадью. Ее несчастный муж стал кидаться ко всем кто бы мог помочь ему, не могли помочь даже местные священники. Женщина для всех была подобна животному,и не кто не знал как помочь ей. Поэтому отчаявшийся муж и привел ее к великому подвижнику. Взглянув на женщину,святой Макарий сказал своим ученикам.

       -Я не вижу  в ней ничего скотского, о чем говорите вы,это не в ее теле, а в глазах смотрящих на нее. Это обольщение демонов, а не истина вещей. Затем святой благословил воду,облил ею женщину  и помолился. Чары исчезли, и все удивили перед собой вместо лошади женщину. Преп. Велел накормить ее и, отпуская домой дал совет:

     -Никогда не оставляй посещения церкви  и никогда не уклоняйся от приобщения Христовых Таин.    Несчастье случилось  с тобой оттого,что ты уже пять недель  не приступала к Пречистым Тайнам нашего Спасителя.  Кто -нибудь может сказать кто особенно причащается очень редко,скажет почему же я превращаюсь в лошадь? Может демоны потеряли свою силу? Мир идет к своему закату: беззакония в нем умножаются а духовная жизнь человечества затухает. И если бы сейчас Господь попустил, то служители дьявола не то что превратили бы нерадивых христиан в лошадей,но стерли бы их с лица земли. Однако в эпоху всемерного царства  греха  и порока Господь по своей безграничной милости хранит легкомысленных людей от бесовских напастей,ожидая их вразумления. Тем не менее чем дольше человек не приобщается Святых Тайн,тем дальше он удаляется от спасительного покрова Божия. И хотя с ним не происходит всяких страшных загадочных искушений обычных но неприятных последствий он не избежит. Преп. Екиптет  вначале 4 века за чистоту своей жизни  получил от Бога дар творить чудеса: изгонять бесов,возвращать зрение слепым,излечивать прокаженных, и вот когда он исцелил дочь одного видного государственного сановника он сказал ему:

                 -Если ты хочешь в твоем доме никто не болел,со всеми домашними каждое воскресение причащайся божественных Таин Христовых,предварительно очистив сердце свое надлежащим образом.  Какой вывод мы можем сделать из приведенных примеров?Частое  и регулярное причащение святые считали необходимым условием для нормального течения жизни христианина. Своим духовным взором праведники видели ,что уклонение от Святого Причащения неминуемо навлекает на  человека бесовские нападения,различные искушения и телесные недуги. О значении Святого Причащения  для спасения души говорили не только отдельные святые. Христианская церковь  с первых дней своего существования требовала от своих членов частого приобщения Святых Тайн и строго наказывала тех, кто не исполнял этого требования. Об этом говорится в Апостольских правилах,в канонических определениях Вселенских и Поместных Соборах. Девятое Апостольское правило и второе правило Антиохийского Собора пошевеливают отлучать от церковного общения христиан,которые без уважительной причины  уходят с литургии до ее окончания,а также  тех, которые хотя и дожидаются конца богослужения, но не причащаются. Читая эти правила кто -то из наших современников,посещающих храм один раз в год,может подумать: мне отлучения боятся не надо, ведь я обязательно стою до конца службы и причащаюсь. Однако такого человека придется огорчить,Восьмидесятое правило 4 Вселенского Собора и одиннадцатое правило Сардикийского Собора говорят о том,что любой христианин,который без уважительной причины отсутствует на воскресных литургиях в течении трех недель,должен быть отлучен от Церкви. Итак , в древности Церковь требовала,чтобы ее члены каждое воскресение Причащались Святых Таин. Мы знаем к Причастию Святых Таин требуется серьезная подготовка. Однако дело спасения требует  от нас постоянных усилий. И особенно они должны быть направленны  на то,чтобы причащение стало центром нашей духовной жизни. «Дело  Святого Причащения есть дело жизни,-учит святитель Феофан Затворник.-Причащаться или не причащаться значит быть или не быть христианином,жить или не жить во Христе. Если не будите есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его,то не будете иметь в себе жизни(Ин.6,53) Церковная история знает много примеров,подтверждающих эту истину .В Египетской пустыне близ города Диолка в древности проживало множество монахов. Среди них своей святостью выделялся  пресвитер авва Аммон. Однажды во время литургии он увидел  около жертвенника ангела,который что-то писал в раскрытой книге. Присмотревшись ,пресвитер Аммон заметил что ангел записывает  имена причащающихся монахов,имена же отсутствующих вычеркивает. Подвижник подумал: что бы это могло значить ? недоумение решилось через три дня: все кто отсутствовал на Литургии,скончались. Кто-нибудь может сказать, что это пример -исключительный случай: если бы все редко причащающиеся христиане умирали, то церковь была бы крайне малочисленной. Может Аммон получил от Бога  исключительное откровение для назидания верущих,но разве это что от меняет??Во -первых, и наша смерть,если мы будем уклоняться от причастия,вполне может войти в число подобных нетипичных кончин. Во-вторых так ли исключителен приведенный пример? Может быть многие христиане все же оставляют земной мир раньше времени именно  из-за того,что забывают одно из главных дел своей жизни? Апостол Павел в первом послании к Коринфянам пишит  о том,что вследствие недостоин ого причащения многие из христиан  немощны и больны и немало умирает (1 Кор.11.30.) Если это справедливо к тем кто принимает Святые тайны,не очистившись от своих беззаконий, то тем более это верно к тем по отношению кто вообще перестает приступать к Причастию. Христиане первых веков прочищались очень часто. Даже в самые безвыходные ситуациях,когда не было никакой возможности совершать Евхаристию, они не переставали стремиться к чаше Господней.

Какие выводы из всего вышеизложенный можно сделать?

1 Мы должны твердо уяснить,что причащение Тела и Крови Господа  Иисуса Христа необходимо для нашего спасения. Если мы не приобщаемся Христовых Таин регулярно, то даже великие духовные подвиги не позволят нам наследовать вечную жизнь. Сейчас многие себя называют христианами,не причащаются и по нескольку лет. Это страшная пагубная ошибка. В наши дни как и в древние времена можно причащаться каждую неделю. Только для этого необходимо соответствующая чистота жизни,повседневное воздержание и непрестанная жажда единения со Христом. Да также поступать если вы еще не достигли духовного состояния? Преп. Серафим Саровский советовал:Неопустительно исповедуйтесь и причащайтесь во все посты и кроме того,двунадесятые и большие праздники; чем чаще,тем лучше-не мучая себя мыслью,что не достоин; не следует пропускать случая как можно чаще пользоваться благодатью. Если мы причащаемся часто,нам не надо забывать о том, что к таинству надо готовиться серьезно. Как мы знаем Святое Причащение помогает умирающему при переходе в вечную жизнь,однако чтобы эта помощь была действенной ,человек в свою очередь должен быть истинным христианином, имеющим веру  в таинство и очистившим совесть искрением покаянием. Если умирающий не таков недостойное причастие может вмениться  ему в последний страшный грех. Часто люди,наслышанные о необходимости причаститься умирающих,зовут священников причастить своих неверующих родственников. Конечно ,чувства этих людей понятны: они хотят всеми средствами облегчить участь умирающих. Священнику приходиться объяснять им,что Святое Причастие в данном случаи не принесет пользы безбожнику.

  Иеросхимонах Самсон однажды оставил одну из своих дочерей ночевать в храме. Он дал ей книги,указал что читать и чтобы она нечего не боялась. Сказал это старец потому что в храм привезли старика покойника. Преподав наставления  духовной дочери старец ушел. Вначале в храме было тихо и спокойно. Женщина читала книги. Внезапно в храме около полуночи послышались шорохи, а затем послышались шорохи,женщину сковал страх и на  с ужасом увидела ,как покойник привстал,выплюнул что-то на пол и снова лег на свое место. Женщина от удивления трепетала и стояла в оцепенении. Неожиданно настала тишина Алтарь засиял ярким светом Царские врата открылись, и на солью вышла Пресвятая Богородица. Она позвала женщину по имени и велела подойти. Когда та подошла Царица Небесная дала ей белый плат и сказала

  -Иди подними то что выплюнул покойник на полу лежали Святые Дары,женщина накрыла их платом  с благоволение подняла и отдала Пресвятой Богородице,поклонившись Ей Пречистая Дева вошла в алтарь,и Царские врата закрылись.

 

 

 

 

 

ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ

 

Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Мф.6:21

Недавно у нас в гостях были несколько монахов. Сидели за столом, ели и пили то, что Бог послал. Говорили они в основном о поездке на Афон, откуда вернулись недавно, и о прочих интересных вещах: о расколе, о Божественной Литургии, обсуждали Евангелие от Луки, говорили о том,  как поют в Греции, и вообще о тонкостях греческого языка… Чем живет человек? Какие у него интересы,  стремления? Всё проявляется за столом, в общей беседе,  ведь «от избытка сердца говорят уста» (Мф. 12: 34).

Ватопед. Фото: К.Миловидов / НС  Ватопед. Фото: К.Миловидов / НС

    

 

Есть люди, для которых застолья являются чуть ли не смыслом жизни: к приходу гостей хозяева делают генеральную уборку, закупают продукты, готовят разнообразные блюда. А люди, собираясь в гости, подбирают соответствующую одежду,  «скидываются», чтобы купить спиртные напитки,  – каждому из нас это знакомо, ведь мы, разумеется,  время от времени тоже принимаем участие в различных пиршествах.

Дни рождения, свадьбы, всевозможные праздники мирские люди отмечают, как говорится, «с размахом»: с пьяными песнями, неуклюжими танцами, и, несмотря на хроническую нехватку денег, столы ломятся от еды и спиртных напитков. И гости, и хозяева, как правило, громко разговаривают, жестикулируют, яростно спорят, неистово веселятся: «Будут есть, и не насытятся; будут блудить, и не размножатся; ибо оставили служение Господу.  Блуд, вино и напитки завладели сердцем их» (Ос. 4: 10–11).

О чем говорят люди за столом? Они сетуют на плохо сделанный ремонт, вновь сломавшуюся машину, покосившийся забор на садовом участке, пошатнувшееся здоровье, злобно обсуждают политику, ехидно смеются над  «звездами», которых видят на экранах своих телевизоров. И заодно они часто – с неприкрытой ненавистью – обсуждают духовенство.

При этом совсем не понимая, что представляют собой священнослужители. Откуда берется столько ненависти, в чем причина? Не в этом ли: «ибо таково благовествование,  которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга,  не так, как Каин, [который] был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны. Не дивитесь,  братия мои, если мир ненавидит вас» (1 Ин. 3: 11–13).

Что же представляет собой наш современный мир? Какой он?

Эгоизм  – трудноизлечимая болезнь нашего века, болезнь,  когда отдельно взятый человек ставит себя и свои интересы выше, чем интересы кого-либо, – в этом случае ближний на втором месте с конца, а для Бога места нет вообще: «каждый должен любить в первую очередь себя», – утверждают современные мужские,  женские, подростковые журнальчики; те же самые слова мы слышим в популярных песнях, которые нет желания цитировать; тот же смысл несут всевозможные ток-шоу и бесчисленные сериалы.

Следствие эгоизма, инфантилизма, которым больны как женщины, так и мужчины, – это аборты.  Особи мужского пола бросают на произвол судьбы своих забеременевших подруг, не желая нести ответственность за собственного ребенка. А особи женского пола, обиженные и разочарованные такой несправедливостью, ошалевшие от собственной гордыни и упивающиеся своей независимостью,  идут в абортарий.

Убив ребенка, несостоявшиеся родители живут дальше как ни в чем не бывало: женщина продолжает возмущаться несправедливостью бытия и жалеть себя, а мужчина, вздохнув с облегчением, пускается на поиски новых приключений  – ведь он так молод, и у него еще вся жизнь впереди!

Через год, два, через пять лет человек снова и снова  «заваливает экзамен», милостиво предложенный ему для пересдачи, и окончательно убеждается в том, что у него впереди вся жизнь. Он забывает о последствиях своей  «свободы» – об абортах (то есть о посланных Богом, но убитых детях), о бабушке, нянчившей его с пеленок и до школы, которую он бросил –  отправил в больницу умирать, даже не пригласив к ней священника, о престарелых родителях, о первой школьной учительнице, благодаря которой он осилил школьную программу… Зачем помнить прошлое, если самое главное – то, что происходит сейчас? Но почему мы так близоруки?

Изображенная на тату удаль никак не вязалась со взглядом человека, лежащего неподвижно на каталке. 

Недавно я была в одной из московских больниц, где видела умирающего старика, который только и мог, что пошевелить рукой, – он был беспомощен, как новорожденный ребенок. Взгляд его был по-младенчески мутным и одновременно пронзительным: находясь на пороге между жизнью и смертью, этот человек осознавал смысл происходящего, как никогда ранее, и в то же время наша реальность была уже прикрыта от него мутной пеленой,  которая накинула на его глаза смерть. На теле лежащего в подгузнике старичка были татуировки. Изображенная на рисунках удаль, ярость и гордость никак не вязались со взглядом человека, лежащего неподвижно на каталке в ледяном коридоре, по которому гуляли безжалостные сквозняки, – а обладатель татуировок не мог даже накрыть себя маленькой одноразовой, постоянно сползающей пеленкой.

 

    

 

Разумеется, я не могу судить о жизни этого человека  – я видела лишь то, что он лежит один, никому не нужный.

Что ждет эгоистов? Красивая жизнь? Обеспеченная старость?  И – одинокая смерть, ведь никто их не держит за руку в момент ухода из жизни и никто не помолится о них, когда они покинут этот мир. Только, быть может, пробегающая мимо молоденькая медсестра поправит на одном из них одноразовую пеленку. Собственно, они сами такие же, как эта пеленка,  – одноразовые. Потому что ближний для них – на втором месте с конца.

Чем будет Вечность для человека, в жизни которого не было места для Бога, наверное, понятно всем.

А какое место Бог занимает в жизни тех, кто называет себя православными?

«И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, – вот первая заповедь!» (Мк. 12: 30).

От одного из священнослужителей, сидевших за нашим столом,  я услышала небольшую, но очень актуальную проповедь,  записала ее и хотела бы поделиться ею с читателями:

«Когда мы кого-то любим, то стремимся быть с объектом своей любви, и мысли о любимом занимают наш ум,  сердце, а все наши силы направлены на него. Первая заповедь – о любви к Богу. Следуем ли мы ей? Как мы можем ее исполнить,  если занимаем себя чем угодно, кроме общения с Богом?  Просыпаясь по утрам, все ли мы благодарим Бога еще до того, как разомкнули веки? Молимся ли мы перед едой или садимся за стол, не помолившись, словно свиньи? Как надеемся мы в вечности оказаться в блаженной радости и общении с Тем, с Кем не научились пребывать и общаться здесь, на земле?

Людям спокойнее думать, что в храме духота, чем попытаться увидеть проблемы в себе 

Часто мы, православные христиане, за столом, на работе,  учебе, в транспорте, на улице и в других местах говорим о чем угодно, кроме Бога, а разговоры о Боге нас тяготят. А ведь это признак глубокой духовной болезни. Иногда приходится слышать, как нецерковные люди, стремящиеся, по их словам, попасть в Рай, сетуют на то, что в церкви им душно, плохо, запах ладана вызывает аллергическую реакцию и что вообще атмосфера храма их тяготит. И когда им говоришь, что, возможно, у них есть нераскаянные грехи,  они только отмахиваются, не желая ни о чем слышать: какие могут быть грехи? Ведь это их обидели,  их унизили, их предали:  политики, начальники, бывшие друзья, любимые – людям спокойнее думать, что в храме духота, чем попытаться увидеть проблемы в себе.

А сколько людей идут в храм по долгу, но не по стремлению сердца и спешат оттуда поскорее уйти? Если молитва тяготит, то нужно глубоко задуматься: а не началась ли духовная деградация? Происходит это следующим образом:  сначала человека начинают раздражать разговоры о Боге  – всегда есть что-то важнее, например послушать церковные сплетни, и если человек будет себе потакать в этом охлаждении, то молитва станет ему не в радость,  церковная служба начнет вызывать раздражение и человек,  незаметно для себя, будет сползать вниз.

Пасха. Фото: Дж. Кокко / CNN  Пасха. Фото: Дж. Кокко / CNN

    

 

Как может человек наивно полагать, что тот Бог, к Которому он не проявлял должного внимания в этой, временной, земной жизни, вдруг станет очень интересен в Вечности? Бог  – Он не гордый, Он не будет доказывать нам, что Он интересен, прекрасен, благ, что Он – Жизнь и источник Жизни.

Если Он не нужен и не интересен, это личная трагедия и беда, с которой человек, если ничего не изменит прямо сейчас, уйдет в вечность, где, как сказано, будет плач и скрежет зубов.

Разве может человек, не читающий Библию каждый день,  говорить, что Бог ему интересен? Работать Богу должны ум,  тело, чувства, а сердце должно покоряться воле Божией.  Очень глупо надеяться на какие-либо изменения в нас после смерти. Настанет печальная реальность: какие отношения человек построил с Богом здесь, при жизни, такие они будут и в Вечности.

Бог есть источник жизни, счастья, радости – вот почему слово «богатство» происходит от слова  «Бог», а не от слова «деньги».

В нашей земной жизни мы должны научиться молитве,  радоваться, находясь на богослужении в храме, радоваться,  читая Священное Писание и отцов Церкви, радоваться,  размышляя о Боге, радоваться, делая добрые дела во славу Божию, плакать о грехах и благодарить Бога за всё».

Давайте учиться радоваться Богу, пока не поздно, ведь Он  – источник настоящего неподдельного мира, красоты,  совершенства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Умирающий храм..

 

Мы вспоминаем, как открывались первые храмы. Чего скрывать что первоначально начали востанавливать разрушеные святыни. Это было, конечно, правильно. Россия приняла Православие прежде всего по причине эстетической красоты этой религии. Самое пышное богослужение, самые красивые храмы, даже одежды духовенства – самые необычные. Поэтому в борьбе за души вчерашних атеистов вполне разумно было восстановить былое величие храмов, но тут можно вспомнить слова из пророчеств преподобного Варнавы Гефсиманского (1905)."Преследования против веры будут постояно увеличиваться.Неслыханные до ныне горе и мрак охватят  все и вся, и храмы будут закрыты.Но когда уже будет не вмоготу станет терпеть , то наступит освобождение. И настанет время расцвета.Храмы опять начнут воздвигаться.Перед концом будет расцвет.(Великие старцы Святой Руси)

За эти годы многое достигнуто, не меньше половины храмов по Руси вновь обрели свое былое величие. Вот только прихожан в этих храмах почти что и нет, разве что в крупных городах в праздничные дни храмы наполнены молящимися. В селах и маленьких городках храмы не пустуют два-три, много четыре раза в год. И если строительство и восстановление храмов в определенной степени финансируется за счет благотворителей, чаще всего жителей столицы или же областного центра, то содержание храма – обязанность прихожан. Но что делать, если этих прихожан почти что и нет?

На одном приходе, не хотелось бы называть место, настоятель практически без благотворителей привел храм в нормальное состояние. Сделал ограду, покрасил старую крышу, чтобы не ржавела, приобрел утварь и облачение. Прослужив несколько лет, вынужден был уехать. Следующий настоятель был очень ревностным служителем – при нем в первое время прихожан стало больше, человек пятнадцать вместо десяти. Он провел газ и сделал отопление. Но прошло несколько лет и из пятнадцати прихожан осталось пять. Кто-то умер, кто-то перестал ходить по разным причинам. Отапливать храм стало невозможно – не за что, да и для кого? Не сам этот священник захотел уйти, его перевел архиерей. Третий настоятель послужил с год и сам сбежал на лучший приход. С тех пор за два года в храме было совершено четыре службы. Никому стал не нужен храм, в который вложили душу два священника.

История, которая уже произошла на этом приходе, произойдет в ближайшем будущем на многих приходах. Молодое духовенство, не имея возможности существовать за счет благотворителей, не решается ехать в глухие села к восстановленным, но пустым храмам. Прежнее поколение духовенства постепенно уходит в мир иной. И лет через десять многие, очень многие храмы опустеют. Как только священник начинает служить один на два-три прихода, а богослужения будут совершаться не каждое воскресенье – приход начинает умирать. Умирает приход – умирает и храм, но если на это посмотреть духовно ведь нечего у Бога не бывает просто так и вот что говорит старец иеросхимонах Серафим Вырицкий "Господь силен восстановить делателей,если мы будем молитться и просить-тогда из камней восставит Господь избранников своих, вывод один нужно молиться и просить у Бога, и все будет на Приходе и молодым священником конечно нужно укреплятся в первую очередь духовно чтобы не впасть в сети лукавого.Из пророчеств преподобного Варнавы Гефсиманского говорится " Придет время,когда не гонения,а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога,и погибнет куда больше душ,чем во времена открытого богоборчества.С одной стороны,будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой - настанет царство лжи и зла.Истинная Церковь всегда будет гонима.Гонения будут принимать самый изощренный,непредсказуемый характер"   

 

Потому как неправильно утверждать, что храм нужен Богу. Богу нужны другие храмы — мы с вами. И если эти храмы пустуют без Духа Святаго, тогда для чего стоят каменные стены? Сейчас, спустя более чем 20 лет «возрождения духовности на Руси», понятно, что внешнее легче восстановить, чем внутреннее. Но это внешнее просто прах и пепел без наполнения. Если наши сердца далеки от Бога, то все остальное никак не сможет скрасить эту страшную духовную трагедию. А именно это ужасное произошло с многими нашими соотечественниками. Не смогли они преодолеть порог воцерковления, так и остались, в лучшем случае, захожанами. Не стали храмы их родным домом, чужды им богослужения, лишь крестить детей да освящать куличи заходят они в храмы, которыми восторгаются как памятниками архитектуры, как наследием предков. Только это наследие оказалось не нужно наследникам. И так кажется что пока нет выхода из этого печального тупика национального сознания…и здесь хотелось закончить словами старца Серафима Вырицкого который очень любил молодежь,старец говорил об огромной роли молодых людей в будущем возраждении Церкви.Он говорил, что наступят времена (и уже наступают!),когда развращение и упадок нравов молодых достигнет пределов.Почти не останется нерастленных.Они будут считать,что все им дозволено для удовлетворения прихотей и похоте, ибо будут видеть свою безнаказанность.Станут собираться в компании,банды,будут воровать,развратничать.Но наступит время,когда будет глас Божий,когда поймет молодежь,что так жить дальше невозможно,-и пойдут к вере разными путями,усилится тяга к подвижничеству.Те кто были до того грешниками,пьяницами,наполнят храм,почувствуют великую тягу к духовной жизни,многие из них станут монахами,откроются монастыри,церкви будут полны верущих- и большинство их будут молодежь.То,что сейчас грешат-так горячее каяться будут.  

Поздравление митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия с Международным Днем учителя

Поздравление митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия с Международным Днем учителя

Уважаемые педагоги!

С особым чувством всемерного уважения поздравляю вас с профессиональным праздником — Международным Днем учителя!

Учительство является важнейшим родом служения в жизни любого общества, во все времена. Не напрасно труд педагога остается одной из самых благородных, уважаемых и почетных профессий. В жизни каждого человека учитель играет большую роль. Он помогает не только стать грамотным и образованным гражданином своей страны, но и способствует возрастанию наиважнейших личностных качеств. Поэтому любые успехи вашего труда – это вклад в будущее России, в развитие гражданского общества, в формирование правильных нравственных ориентиров у отдельно взятого человека.

Выражаю свою искреннюю благодарность всем вам, дорогие педагоги дошкольного и дополнительного образования, преподаватели высшей школы, за ваше почетное служение и ваш подвиг учительства.

Пусть оптимизм, радость, мудрость и терпение всегда сопровождают вас на высоком поприще педагогического труда.

Благословение Божье да прибудет со всеми вами!

+ МЕРКУРИЙ,

Митрополит Ростовский и Новочеркасский,

Глава Донской митрополии

 

 

 

 

В День пожилых людей настоятель Свято-Никольского храма с. Греко-Тимофеевка Матвеево-Курганского благочиния посетил Малокирсановский дом престарелых

В День пожилых людей настоятель Свято-Никольского храма с. Греко-Тимофеевка Матвеево-Курганского благочиния посетил Малокирсановский дом престарелых

 

1 октября 2013 года, в праздник международного Дня пожилых людей, настоятель Свято-Никольского храма с. Греко-Тимофеевка Матвеево-Курганского благочиния иерей Георгий Светлов посетил Малокирсановский дом престарелых. Священник встретился с руководителем учреждения Надеждой Повх, пожилыми людьми и обслуживающим персоналом. Поздравляя присутствующих с праздником, отец Георгий выразил благодарность и добрые пожелания. Также священник отметил значимость многолетнего взаимодействия прихода и дома престарелых. По словам иерея Георгия Светлова, эти добрые отношения особенно важны для пожилых людей, которые несмотря на свой возраст, принимают активное участие в жизни прихода                                                       

 

О пользе частой исповеди     Митрополит    Вениамин (Федченков)

В развернувшейся ныне дискуссии об исповеди и причастии следует, вероятно, выслушивать мнения не только ныне здравствующих, но и принимать во внимание духовный опыт усопших подвижников благочестия – этот кладезь церковной мудрости. Предлагаем читателям отрывок из книги владыки «Божии люди», где говорится о пользе частой исповеди.

Вспоминаю другого игумена, по имени Исаакий. Он перед служением литургии в праздники всегда исповедался духовнику. Один ученый монах, впоследствии известный митрополит, спросил его: зачем он это делает и в чем ему каяться? какие у него могут быть грехи? На это отец игумен ответил сравнением:

«Вот оставьте этот стол на неделю в комнате с закрытыми окнами и запертой дверью. Потом придите и проведите пальцем по нему. И останется на столе чистая полоса, а на пальце пыль, которую и не замечаешь даже в воздухе. Так и грехи: большие или малые, но они накапливаются непрерывно. И от них следует очищаться покаянием и исповедью».

По поводу этих «малых» грехов припоминается здесь широко известный случай с двумя женщинами, имевший место в Оптиной пустыни. К старцу отцу Амвросию пришли две женщины. Одна из них имела на своей душе великий грех и потому была крайне подавлена. Другая была весела, потому что за ней никаких «больших» грехов не значилось. Отец Амвросий, выслушав их откровения, послал обеих к речке Жиздре. Первой он велел найти и принести огромный камень, какой только она была в силах поднять; а другая должна была набрать в подол своего платья маленьких камней. Те исполнили повеленное. Тогда старец велел обеим отнести камни на старые места. Первая легко нашла место большого камня, а вторая не могла вспомнить всех мест своих небольших камней и воротилась со всеми ими к старцу. Он и объяснил им, что первая всегда помнила о великом грехе и каялась и теперь могла снять с души своей его; вторая же не обращала внимания на мелкие грехи, а таких оказалось много, и она, не помня их, не могла очиститься от них покаянием.

 
 
Дорогие братья и сестры! Приход храма св Николая чудотворца приглашает детей в возрасте от 6 до 14 лет  в Воскресную школу,которая находится в здании храма,занятия будут проходить после Божественной литургии по предметам 1)Закон Божий.2)Церковно-славянский язык.3)Церковное пение. Если Вы решили записать свое чадо в школу звоните по тел:8(928)1433067.настоятель храма иерей Георгий.

 68055.t[1]

 

 

 

 

Порнография убийственней рака,      насильственней террора,   разрушительней наркотиков

Сколько людей отдает себе отчет в том, что блуд, или одержимость эротизмом, – самый большой враг современного человека? Блуд демонстрирует свои соблазнительные прелести на каждом углу, в каждом киоске и развале, заманчиво приветствует нас со страниц многотиражных газет, но самым мощным потоком вливается в наши вены, подобно сладкому яду, когда мы подключаемся к миру телевидения и Интернета – этим любимым каналам и орудиям великой блудницы. Скажете, я преувеличиваю?

 

Исследования, проведенные в последние десятилетия, неопровержимо свидетельствуют, что порнография вызывает зависимость быстрее любого наркотика. Наркотики в целом вызывают зависимость самое меньшее через две недели после начала употребления, в то время как порнография, согласно недавним исследованиям, может привести к зависимости сразу же после первых просмотров. Однако не подлежит сомнению, что воспитание, здоровая психика, вера – факторы, смягчающие влияние порнографии.

 

«Изучая эффект зависимости, доктор Клайн, проанализировав поведение сотен людей с сексуальными отклонениями, описал четыре фазы, через которые проходят вовлеченные в употребление материалов сексуального характера, и прежде всего порнографических. Уже на первой ступени проявляется “эффект зависимости”, когда человек снова и снова обращается к всё более откровенному материалу, поскольку он служит для него очень сильным сексуальным стимулятором, обладающим эффектом афродизиака[1]… Далее Клайн описывает “эффект возрастания”, при котором ощущается “возрастающая потребность во все большем стимуляторе для получения того же эффекта”. На третьей стадии возникает “утрата чувствительности”: вещи, казавшиеся некогда шокирующими, будоражат всё менее и менее и, как следствие, со временем начинают казаться в порядке вещей. На четвертой стадии, констатирует Клайн, имеет место “возрастающее стремление копировать на практике поведение, увиденное в порнографических материалах”»[2].

Многих узников коммунистического режима долгие годы, иногда даже десятки лет дожидались любимые женщины, чтобы после освобождения их из тюрьмы создать семью. Мучения, издевательства, отсутствие надежды на будущее не могли разрушить любовь этих людей, не имевших возможности общаться друг с другом даже посредством писем. А сегодня порнография способна всего за несколько недель поколебать и самую чистую и пылкую любовь, и глубокое чувство, которое пестовалось десятилетиями!

«Зильман и Брайант[3], заинтересовавшись тем, в какой степени “порнография вступает в конфликт с семейными ценностями”, приводят данные, полученные опытным путем. В ходе исследования экспериментальной группе взрослых демонстрировали порнографические видеоматериалы в течение нескольких недель (как правило, шести). Через неделю после начала показов ответы экспериментальной группы на поставленные вопросы сравнивались с ответами контрольной группы, не подвергавшейся такому видеовоздействию.

Каковы же выводы? Просмотр порноматериалов в течение продолжительного времени, как это делалось в эксперименте, приводит к более легкому принятию промискуитета[4] как мужчинами, так и женщинами, а по мере того как промискуитет воспринимается как нечто нормальное, верность своему партнеру по сексуальной жизни значительно ослабевает, в сравнении со взрослыми из контрольной группы. Участники эксперимента сообщали, что они с большей легкостью пошли бы на половую близость не исключительно лишь с обычным партнером: вступали бы в половые связи вне семейной жизни с лицами, которые в свою очередь тоже с кем-то живут»[5].

Не только любовь, но даже естественное уважительное отношение к другим людям долго не выдерживает бомбардировок эротическими фантазмами. То, что не удавалось сделать самому демоническому «перевоспитанию»[6] всех времен, проводимому в 1950-е годы в тюрьме Питешть, сегодня успешно осуществляется с помощью порнографии и пропаганды извращений.

В действительности всё намного серьезнее. Потребители порнографии со временем не только проявляют симптомы раздражительности и отсутствия уважения к другим людям, но и доходят до агрессивного поведения.

«Исследования, проведенные Вивером[7], показали, что порнография приводит к росту жестокого сексуального обращения с женщинами. Это проявляется в возрастающей агрессивности по отношению к женщинам и равнодушии к тем ранам, которые наносятся в результате насилия и сексуальных посягательств.

Ларри Ху (Larry Hoo) из Гонконга в 1986 году проанализировал результаты 35 исследований, посвященных воздействию порнографии. “В 20 из них приходили к выводу, что порнография ведет к росту агрессивности; в 4 исследованиях было обнаружено, что существует связь между демонстрацией порнофильмов и случаями насилия, а в 11 исследованиях был выявлен тот факт, что мужчины, просматривающие порноматериалы, легче идут на насилие против женщин и издевательства над ними”»[8].

Как люди дошли до этого, как стало возможным, чтобы блуд задавал тон почти на всех каналах средств массовой информации современного общества, если он оказывает столь разлагающее действие на сознание и жизнь людей?

Безусловно, порнография – один из самых выгодных бизнесов, поэтому ее распространение в обществе потребления вполне объяснимо, но это объяснение нельзя принять, если мы говорим не о первобытном обществе, руководствующемся инстинктами и магией. Для современного мира, в котором существуют социальные институты и законы, в котором любой феномен может быть прослежен и проанализирован социологически с целью принятия мер для защиты личности, подобное объяснение не может считаться удовлетворительным. Тем более в тех условиях, когда сами международные организации, призванные, казалось бы, бороться против торговли порнографией и проституции, законодательно поддерживают блуд.

Мы уже писали о том, как ООН и ЮНЕСКО проталкивают половое воспитание в школах и детских садах, начиная с 5-летнего возраста. Впрочем, Европейский Союз – главный оплот гомосексуалистов, издающий законы, навязывающие признание как их самих, так и браков между ними, а также усыновление ими детей. Так что блуд, порнография и даже извращения не только допускаются, но и навязчиво проталкиваются крупными международными организациями. Поэтому можно говорить даже о своего рода глобальной политике…

Обращение к книге Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» поможет нам понять движущие силы и рычаги этой мондиалистской политики. В этой антиутопии, написанной в 1930-е годы, Хаксли предсказал введение обязательного полового воспитания с самых ранних лет. Карапузов детсадовского возраста (в точности как этого требует от нас ЮНЕСКО сегодня!) посвящали в занятия эротическими играми – как для того, чтобы они лучше развили свои сексуальные инстинкты, так и для того, чтобы преодолели стыд и прочие препятствия психологического свойства, способные помешать им в дальнейшем совокупляться, как скоты, с тем, кому случилось оказаться рядом.

«В траве на лужайке среди древовидного вереска двое детей – мальчик лет семи и девочка примерно годом старше – очень сосредоточенно, со всей серьезностью ученых, погруженных в научное исследование, которое сулит великое открытие, играли в примитивную сексуальную игру…

Из соседних кустов вышла воспитательница, волоча за руку мальчугана, оравшего всё то время, пока его тащили сюда. За ними крадучись шла девчушка с озабоченной мордашкой.

– Что случилось? – спросил Директор

Воспитательница пожала плечами.

– Ничего особенного. Только вот этот мальчишка всё норовит уклониться от обычных эротических игр» (Хаксли).

Целью этих сексуальных игр было не что иное, как формирование индивидов в духе сексуального либертинажа[9] для будущего общества, в котором верность и любовь в рамках семьи будут считаться пошлыми и незаконными. Государство у Хаксли должно было наказывать тех, кто смел слишком долго задерживаться на любви к единственному лицу. Сегодня телевизор и порнография с успехом осуществляют воспитание подобного рода…

Как догадался Хаксли о том, что может возникнуть общество такого типа? Каковы мотивы подобного воспитания, если оно не может сделать счастливым никого и не способно обеспечить здорового общества?

Первая причина, упоминаемая героями Хаксли, такова: развращенными людьми легче управлять. Они подобны перевоспитанным[10], у которых вытравлено нравственное сознание, и поэтому они не могут противопоставить себя репрессиям системы.

Вторая причина та, что разврат – самый лучший способ контроля за численностью населения и ее сокращения. Ведь культура эротизма, порнографии и проституции вступает в прямой конфликт с семейной жизнью, рождением детей, как об этом свидетельствуют исследования, проведенные в наши дни:

«Зильман и Брайант[11] показали, что просмотр порнопродукции ослабляет у участников исследования – и мужчин и женщин, и студентов и не учащихся – желание иметь детей. Зильман считает, что это может быть объяснено следующим образом: продолжительное потребление порноматериалов приводит к тому, что наличие детей и создание семьи могут восприниматься как неудобства, не являющиеся необходимыми для получения удовольствия.

Порнография предлагает легкий доступ к “превосходным” сексуальным удовлетворениям – удовлетворениям, которые даются без эмоциональных издержек, без социальных препятствий, без экономических обязательств, без затраты времени и усилий. С этой точки зрения немедленное удовлетворение, которое коммерческое телевидение предлагает и так часто проталкивает, по самой своей сути может вступить в конфликт с ценностями стабильности и ответственности, столь необходимыми для жизни и функционирования здоровой семьи»[12].

Хаксли уже в 1930-е годы предусматривал и необходимость развития техник контрацепции и абортов для контроля над численностью населения при всеобщей развращенности индивидов. Таким образом, счастье человека в рамках семейной жизни подменяется удовольствием, полученным в крайне соблазнительной культуре разврата и порнографии. Красоте и радости полноты любви в семье и счастью рождения детей Хаксли противопоставляет плотское удовольствие, проистекающее из раздражения чувствительных зон.

Тот факт, что более 70 лет назад с такой точностью было предвосхищено сегодняшнее введение полового воспитания в школах и детских садах и беспримерное в истории распространение разврата, возможно, просто случайность. Вспомним, что в начале ХХ века всё это воспринималось как абсолютный абсурд, ведь тогда даже публичный поцелуй

считался непристойностью.

И все-таки… Неужели простое совпадение и то, что брат Хаксли был первым генеральным директором ООН[13] – организации, которая сегодня со всей очевидностью на практике реализует утопию, написанную более 80 лет тому назад?..

И почему в те же 1930-е годы стала «научно» обосновываться идеология, которая впоследствии выльется в навязчивое насаждение разврата, извращений и гомосексуализма?

                     УСПЕНИЕ.

 

Загрузить увеличенное изображение. 800 x 432 px. Размер файла 321729 b.
Любить Христа можно так, как любит царя верноподданный, живущий за тридевять земель. В лицо не видел, в глаза не смотрел, но сердцем любит. На стену прикрепил вырезку с портретом из журнала, в царские дни работать отказывается.

 

А вот любить мать царя невозможно иначе, как только будучи вхожим во внутренние царские покои, будучи приближенным к сокровенной от посторонних глаз жизни не царя только, но и семьи царской. Нужно быть царю родным, чтобы любить его мать и других родственников.

Эти слова сказаны, чтобы издалека подобраться к теме почитания Богородицы. Чтобы по аналогии, как по ниточке, дойти до этой истины.

Почитание Богородицы – это семейный архив, семейная память, семейное предание. Уже не издали чтит Господа, но вплотную приближается к Нему тот, кто чтит Облеченную в солнце Жену, послужившую Тайне Воплощения Бога. Мы не рабы, издалека кричащие хвалу, но дети семьи Божией, когда чтим Богоматерь.

Праздники Ее сокровенны. О них можно говорить на ухо, и об Успении – особенно. Оттого, вероятно, праздник этот так любим монашествующими.

Приближение к светлым тайнам подобно приближению к огню очистительному, и впору вспомнить Моисея, закрывавшего лицо при приближении к горящей купине (Исх. 3: 6). Так и кондак праздника Успения говорит: «Огради моя помышления, Христе мой, ибо стену мира воспети дерзаю, чистую Матерь Твою. На столпе глагол укрепи мя и в тяжких мыслях заступи…»

В тяжких мыслях заступи…

Монахам это более, чем мирским, понятно.

***

В день Успения мы говорим о том, что Матерь Света умерла.

Произнесем еще раз эту фразу и поставим в конце ее точку по всем правилам грамматики. «Богородица и Матерь Света умерла».

***

После этих слов и этой точки праздник возможен только в том случае, если совершилось еще «что-то». Иначе особого праздника бы не было. Мы продолжили бы праздновать Введение во храм, Благовещение и Рождество. Мы чтили бы многочисленные Ее иконы. Но Успение в этот светлый перечень бы не попало. Оно бы помнилось наряду с днями поминовения усопших праведников, апостолов, мучеников. Помнилось бы так, как, к примеру, помнится страдальческая смерть и славные имена Петра и Павла.

Все святые, разлучившись с телами, ожидают воскресения мертвых. Они уже веселятся перед лицом Божиим и не боятся будущего, которое не таит для них ничего страшного, но лишь воскресение плоти, умножение славы и полное вхождение в Царство. Все они веселятся, но только душой. Не весь человек продолжает жить, и пока единство души с имеющей воскреснуть плотью не восстановится, это будет еще «не все» веселье, «не вся радость».

Так было бы и в отношении Богоматери, если бы после точки в предложении о Ее смерти ничего больше не стояло. Однако праздник есть, и если он велик, то только потому, что гроб, недолго хранивший тело Богородицы, пуст. Петр и Павел ждут воскресения мертвых. Воскресения ждут все святые. Но Богоматерь для Себя уже ничего не ждет.

Ее гроб пуст той же священной пустотой, которой ознаменован гроб Ее Сына – Христа Спасителя.

***

Желудок сыт, когда полон. Дом богат, когда полон всякого добра. А вот гроб свят, когда пуст.

И пуст не от рук воров, кощунников или гробокопателей, а от непобедимой силы Воскресения!

Именно так пуст гроб Христов, этот источник всеобщего воскресения. Пуст и гроб Матери Христовой. Поэтому праздник Ее Успения велик. Он и назван не днем умирания, а днем Успения, поскольку недолгим был этот смертный сон.

***

Ее окружало особое воспитание, и душа ее рано, очень рано ощутила желание не отдаляться от Бога мыслью ни на йоту. Через узкие врата незримого для людских глаз подвижничества Она вошла в простор открывающихся тайн. Ей была подарена сладость особого Материнства. Ей была подарена прижизненная неизвестность и пребывание в тени Божественного Сына. Ей была положена на плечи тяжесть материнского переживания о Нем и безмолвного следования за Ним. Ей было растерзано сердце всем тем кошмаром, который вложен в понятие Страстной недели. Она была несказанно обрадована вестью о том, что Сладчайшее ее Чадо живо! Ей ли не быть отмеченной особой долей в час встречи со смертным холодом?

При всей скромной незаметности Своей на страницах Евангелия, Она – Мария – во всем другая.

Вот цари и великие мира сего могут казаться многим чуть не небожителями или земными богами, хотя на самом деле они ведут жизнь обычного грешника. Они сплетничают, боятся, лгут, развратничают, клевещут. Они умирают в недоумении о будущем, и память о многих из них смывается так же быстро, как смывается с асфальта грязь напором воды из дворницкого шланга. Истинное же величие одето в простоту и неузнанность.

«Яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его», – пропела Мария, едва зачав Христа от Духа.

Сотворил Ей «величие Сильный» и в дни смерти Ее.

С одной стороны, во всем, как мы, Она умерла. Но, с другой стороны, во всем другая, Она не оставлена во гробе.

Сын взял Ее с Собой. Такова, видно, любовь Его, что царствовать над искупленными Он пожелал не иначе, как вместе с Той, Кто больше всех послужила тайне Искупления.

***

Предание о празднике изобилует подробностями о Гаврииле, об апостоле Фоме, о некоем дерзком иудее Афонии. Предание даже называет псалом, который воспел апостол Петр, возглавляя погребальную процессию с телом Богородицы. Все это есть в песнопениях праздника и в иконографии. Но мы не всегда должны перечислять эти драгоценные черточки и йоты великого события. Иногда стоит сконцентрироваться на главном.

Главное то, что Дверь, через Которую Всевышний вошел в мир, ушла от нас через двери смерти.

Она ушла вначале только душой, как и подобает смертным, но затем была воскрешена Сыном и покинула землю с плотью. Гроб Ее пуст!

Она ушла, но не оставила нас. И тропарь праздника раз за разом напоминает эту истину: «В Рождестве девство сохранила еси\ Во Успении мира не оставила еси, Богородице».

Мы, в числе миллионов других крещеных душ, поднимаем к Ней свои взоры и обращаем молитвы. Любящие Ее исчисляются сотнями тысяч и даже миллионами. Спасенные Ее заступничеством вряд ли поддаются исчислению.

Наконец, мы тоже умрем. Не стоит ждать в тот день пришествия к нашей постели архангела Гавриила. Но молиться Богоматери стоит.

Постель умирающего сродни постели роженицы, поскольку душа умирающего болезненно рождается в иную жизнь. У обоих этих одров часто бывает наша Небесная Мать ради облегчения страданий и помощи. Молебный канон за мучительно умирающего человека обращен именно к Богоматери.

Так что праздник Ее Успения – это и праздник нашей общей надежды на Ее будущую помощь в тот грозный час, когда никто другой помочь будет не в состоянии.

В тропаре так и сказано: «Преставилася еси к Животу (Жизни), Мати сущи Живота (Мать истинной Жизни), и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наши».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слово на Благовещение Богоматери

 

 

Се, зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус; Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется. Лк. 1, 31-32.

 

 

Устюжское Благовещение. Икона. XII в. Третьяковская галерея. Москва
Устюжское Благовещение. Икона. XII в. Третьяковская галерея. Москва

 

Царь Соломон, получивший от Бога весь свет премудрости для исследования тайн природы, после того как обозрел все, что есть на небе и на земле, – прошедшее, настоящее и будущее, – решил наконец, что в мире, под солнцем, нет ничего нового – ничтоже ново под солнцем (Еккл. 1, 10). Но Бог сотворил теперь дело совершенно новое, какого никогда не было в прошедшие века и никогда не будет в грядущие; это – дело, совершившееся в Благовещении благодатной Марии, Деве и Матери, но Матери Божией. Чудо сугубое, величайшее действие Божия всемогущества, возвышеннейшая тайна нашей православной веры. Дева и Матерь! Что же более невероятное природа может увидеть в творении? Дева – Матерь Божия! Что более чудесное может совершить Божественная благодать? Одно превышает пределы природы, и еще не было подобного ему; другое восходит на вершины Божественной благодати, и подобного ему быть не может. То – великое чудо, а это – выше чуда; оба непостижимы, и оба вполне божественны. Се, зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус; Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется; и даст Ему Господь Бог престол Давида Отца Его (Лк. 1, 31-32).

 

 

Об этом новом чуде или лучше об этих двух чудесах, одном – о Деве и Матери, другом – о Деве и Матери Божией, я хочу сегодня возвестить, слушатели мои. Вот как по Евангельской истории они совершились.

 

I

 

Когда настало исполнение времени, в которое Бог Отец определил ниспослать на землю Единородного Сына и Слово, чтобы Он воплотился и вочеловечился, Гавриил, предстатель ангелов, был послан в Галилейский город Назарет к Деве Марии, обрученной Иосифу, чтобы приветствовать Ее словами Радуйся, благодатная (Лк. 1, 28), и сказал Ей о том, что Бог и Отец избрал Ее быть Матерью Его Сына и родить Избавителя мира. Архангел принес весть: се, зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус (Лк. 1, 31). В начале Дева смутилась и пожелала узнать образ этого чудесного события: како будет сие, идеже мужа не знаю? (Лк. 1, 34). Но когда Ей было сообщено, что это произойдет совершенно сверхъестественным образом, именно силой всемогущей благодати Святого Духа, Она склонилась сердцем и приняла повеление с глубоким смирением: се, раба Господня; буди Мне по глаголу твоему (Лк. 1, 38). И тотчас сошел на Нее Святой Дух, боголепно приуготовил Боговместимое обиталище. Божественное Слово воплотилось в Ее чистой утробе, и осенила Ее сила Всевышнего, «укрепив Ее, – учит Афанасий Великий (в слове на Благовещение), – чтобы, запечатленная с этого времени, Она могла созерцать, насколько это возможно, чревоносимого в Ней невидимого Бога и образовала зачинаемого Младенца». Вот то новое чудо, которое явилось под солнцем: Дева и Матерь, но Матерь Божия; это и есть предмет нынешнего празднества.

 

Все обстоятельства вполне соответствовали этому божественному Благовещению: во-первых, соответствовало лицо благовестника, архангела Гавриила, так как эта тайна есть не что иное, как сверхъестественное соединение двух естеств, Божеского и человеческого, в единую ипостась Божественного Слова – совершенного Бога и совершенного Человека; а имя Гавриил переводится как сила Божия. Соответствовало место – город Назарет, так как следствием этого таинства было освящение человеческого рода причастием Божественного естества, а Назарет значит «освящение».

 

Соответствовало и время – месяц март; в это время совершилось творение мира, в такое же совершается и воссоздание мира. Тогда ненасеянная земля в первый раз произвела растения, и теперь в первый раз неискусомужная Дева зачала.

 

Все события нынешнего таинства чудесны, но выше всего чудесного – Сама Дева, приявшая благовестие, Дева и Матерь, и это в особенности соответствует таинству, ибо таковой должна быть Матерь такого Сына. Божественное Слово стало тем, чем не было, и осталось тем, чем было, сделавшись человеком и пребывая Богом; и Мария стала тем, чем не была, и осталась, какой была, сделавшись Матерью и пребыв Девой, как прежде. Божественное Слово стало Сыном, родившись без Отца, и Мария стала Матерью без мужа, родив неискусомужно.

 

Как различны между собой Бог и человек! Но Бог, став человеком, в восприятии плоти не оставил природы Божества. И как различны Дева и Матерь! Но Дева, став Матерью, в материнском чревоношении не потеряла славы девства. Какое странное общение двух природ – Божеской и человеческой, неслитно соединившихся в одну ипостась! Божественная природа усвоила особенности человеческой, и Бог стал совершенным Человеком; человеческая стала причастна свойствам Божественной, и тот же Человек сделался совершенным Богом. Точно так же, какое необычайное соединение девической чистоты и материнского чревоношения, которые странным образом совместились в одной Жене! Девство дало Матери чистоту, которую должна была иметь Матерь Бога, вся чистая, вся непорочная, прекрасная как солнце, избранная как луна, как называет Ее Святой Дух (см.: Песн. 6, 9). Чревоношение дало девству благословение, которое должна была иметь Дева сообразно тому, как приветствовал Ее Архангел: Благословена Ты в женах (Лк. 1, 28). Там родилось это чудесное соединение – Богочеловек; здесь происходит другое соединение, такое же чудесное, Дева Матерь. «Странное и чудесное и во многом отступающее от обычной природы: одна и та же Дева и Матерь, пребывающая в освящении девства и наследующая благословение деторождения», – возглашает небоявленный Василий. У такого Сына, повторяю, такая должна быть и Мать; у Сына, Который родился человеком и не перестал быть Богом, – Мать, Которая родила Сына и не перестала быть Девой.

 

И это таинство не могло совершиться иначе; один и тот же Богочеловек, Тот Сын, Который вечно рождается от присносущного Отца, и во времени рождается от жены. Один Сын, и знает на небе Отца, а на земле Мать, но на небе, где Он имеет Отца, нет места матери, и на земле, где Он имеет Мать, нет места отцу. Нет места матери на небе – и Сын рождается бесстрастно; нет места отцу на земле – и Сын рождается бессеменно; таким образом, отношение Лиц сохраняется совершенным. Един Сын, и у Единого Сына Един Отец, одна Мать, по естеству неискосомужная Дева.

 

Теперь, христианин, и я тебе говорю, как Господь говорил царю Ахазу: Попроси себе знамения… в глубину, или высоту (Ис. 7, 11); посмотри вниз, на землю, взгляни вверх, на небо, исследуй настоящие и прошедшие века, и не найдешь другого такого знамения, как это, за много веков открытое Богом устами пророка Исаии: Се, Дева во чреве зачнет и родит Сына (Ис. 7, 14) – и сеннописанное во многих прообразах: в неопалимой купине, в прозябшем жезле, в нерукосечном камне, в заключенных вратах, обращенных на восток, через которые вышел и вошел один Господь. Как же Соломон говорит, будто нет ничего нового под солнцем? Вот новое чудо, подобного которому еще не было. Дева и Матерь, но Матерь Божия. И это новое чудо такое, подобного которому не может быть.

 

Матерь Божия! Исповедую истину, что не могу ни помыслить, ни объяснить высоту этого достоинства. Обращаюсь к святым отцам, чтобы хоть некоторым образом понять, но нахожу, что и святые отцы также недоумевают и обходят это молчанием. Сами ангелы, если бы и хотели объяснить нам, остаются безгласными; и даже Дева, ум Которой был просвещен для созерцания несравненно более, чем у всех ангелов, Дева, исполненная Святого Духа, чревоносящая Божественное Слово, объясняет его нам Божественными словами: Сотвори Мне величие Сильный (Лк. 1, 49), – и ничего более.

 

Если бы Она была Матерью Мессии (как в Него веровали евреи), т. е. только человека, а не Бога, и если бы родила чаяние веков, Сына благословения, Избавителя Израиля, то и тогда, как мать такого славного царя, вследствие этой чести и счастья, она превосходила бы всех матерей мира и по одному этому Ее должны бы были ублажать все роды. Но быть Матерью Бога, родить Спасителя всего мира, родить во времени Того именно Единородного Сына, Которого Бог и Отец рождает вне времени – это честь, которая делает Ее богоподобной. Денница, увидев эту честь, когда в начале веков ангелам было открыто великое таинство домостроительства о воплощении, тотчас был поражен завистью, помыслил суетное, отступил от Бога и, как молния, ниспал с небес. Таково мнение Максима исповедника, основанное на известном изречении апостола Павла: Егда же паки вводит Первороднаго во вселенную, глаголет: да поклонятся Ему вси ангели Божии (Евр. 1, 6; вопросоответ 42 на послание к евреям).

 

Матерь Божия! Чем больше я вдумываюсь, тем больше убеждаюсь, что это непонятно; что это – беспредельное величие, которое возводит Ее до высочайшего престола Трисиятельного Божества и приближает Ее к Богу и Отцу. Подымитесь созерцанием на высоту, о христиане, и помыслите с одной стороны предвечного Отца, с другой – благодатную Марию и посредине – Единородного Сына, воплощенного Богочеловека. Он имеет две природы: Божескую и человеческую; Божеская – это рождение Отца, человеческая – рождение Марии; Сын Божий, как Бог, Сын Марии, как богомужное чадо. Но этот Сын имеет одну только ипостась, которая содержит неслиянными две природы. Ипостась нераздельна, поэтому не два Сына, один – Сын Бога и Отца, а другой – Сын Марии Девы. Это – единое Лицо, в Котором, поскольку оно не слитно, различаются особенности двух естеств, однако в этой различимости сохраняется нераздельность, а в двойстве – единство; Иисус Христос только один: Бог и человек. Отец есть Отец Христа и Отец Бога и человека; Мария – Матерь Христа и Матерь человека и Бога; так что какое отношение к Единородному Сыну имеет Бог Отец, такое же к Тому же Сыну имеет и Дева Мария, Которая поэтому в рождении Богочеловека Сына имеет славу, подобную славе Бога Отца. Это Гавриил хочет выразить словами: Се, зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус; Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется (Лк. 1, 31-32); Той бо спасет люди Своя (Мф. 1, 21).

 

Может ли ум помыслить более высокое величие?! Теперь перенесите ваш взор с такой высоты в дольний мир, на все прочие разумные создания, столь далеко от Нее отстоящие, насколько отстоит небо от земли, и посмотрите, какой малой и недостаточной является вся благодать, вся слава и пророков и апостолов и мучеников по сравнению с благодатью и со славой Богоматери. Что говорит Соломон, будто нет ничего нового под солнцем? Но вот новое чудо – Дева и Матерь; вот чудо, подобного которому еще не было. Дева – Матерь Божия – чудо новое, подобного которому не может быть. Дева и Матерь – чудо, которое для Девы есть величайшая благодать. Матерь Божия – чудо, которое для Матери есть высочайшая честь.

 

Это – чудо чудес, каким не может хвалиться никакая другая вера, кроме веры христианской, в которой это таинство есть начало и конец таинств.

 

II

 

Богоневестной Владычице, восприявшей благодать быть Девой и Матерью и честь быть Матерью Божией, вполне свойственно быть и Матерью христиан. Одесную божественного величия восседает Царица неба и земли, как видел Ее пророк: предста Царица одесную Тебе, в ризах позлащенных одеяна преиспещрена (Пс. 44, 10). Она – Матерь Бога, Который Ее Сын естественно по рождению, и Матерь христиан, которые суть также Ее чада по всыновлению. Ходатайствуя перед Богом за христиан, Она ходатайствует перед Своим Сыном за Своих же чад; итак, Она умоляет Бога с таким дерзновением, какое свойственно Матери по отношению к Сыну, и умоляет за христиан с такой любовью, какую Ей пристало питать к Своим чадам. Но дерзновение, но любовь такой матери беспредельны: что может Она когда-нибудь попросить и не получить от такого Сына? Что мы можем попросить и не получить от такой Матери? Сирые, странные, пленные, больные, сокрушенные, грешные, не печальтесь: вы имеете матерью – Матерь Бога!

 

То, что сказал Александр Великий Антипатру, разговаривая о своей матери Олимпиаде, именно, что «одна слеза матери очищает от многих клевет», скажем мы с большим правом о благодатной Марии, нашей Матери и Матери Бога. Многочисленны наши грехи перед Богом, велик гнев Божий на нас; но одна слеза, одно слово, одно предстательство Богоматери очищает наши грехи и удаляет гнев Божий.

 

Такую веру в Тебя, такую надежду мы имеем на Тебя, всесвятая Дева; исповедуем Тебя Девой и Матерью; проповедуем о Тебе, как о Матери Бога, признаем Тебя Матерью христиан, началом и посредницей нашего спасения.

 

О, Матерь Божия и Матерь нас христиан! Умилостивь Сына Твоего для нас, чад Твоих, и сподоби чад Твоих благодати и царства Сына Твоего. Аминь.

 

 

 

 

 

 

Евангельское чтение

Вход Господень в Иерусалим (Ин. 12:1-18)

 

За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он

воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним.

Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира.

Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?

Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали.

Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего.

Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых.

Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса.

На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!

Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле.

Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что так было о Нем написано, и это сделали Ему.

Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.

 

 

Проповедь на Евангельское чтение

 

Не восхитившись торжественной встречей, сделанной Ему в Иерусалиме, Спаситель благосклонно остановил Свое внимание только на детях, на младенцах, вещавших Ему: «Осанна». Этим Он указал, какой восторг соответствует достоинству человека. Восторг есть выражение чистого, безупречного, живого, беззлобного сердца. Всем людям, однако, без различия возраста, влагается в душу этот Божественный дар. Но не только восторг, но даже сердечная радость невозможна для весьма многих людей. Невозможна она для людей ленивых и нерадивых: отдых сладок и приятен только после тяжелого труда, как ощущение удовольствия здоровьем естественно после боли. Невозможна сердечная радость для людей нетерпеливых, раздражительных, недоброжелательных, завистливых и памятозлобных. Светлый лик утешения и любви для них затуманивается вдруг. Такие люди готовы разбить драгоценную вазу по одному только капризу, что из нее берут цветы и другие люди. Не полно чувство радости для всех людей, одержимых разнообразнейшими страстями, настолько, что они властны разрушить даже наши семейные связи и отнять у любящей души сына, мать, друга и подругу.

 

Но Спаситель ни для кого из нас не закрыл вход в Небесное Царство. Чрез покаяние и желание исправиться в каждой душе может открыться дверь, через которую будет доступ для христианской радости. В каждой душе просит Христос Себе обители. Даже в дни скорби и искушений не затворяет эту дверь Божественное милосердие. Требуется одно – последование страждущему Господу. Ведь Он за нас пострадал, чтобы оставить нам пример, да последуем стопам Его, убеждает апостол Петр.

 

Теперь наступает Страстная неделя. Пусть каждый из нас приблизится к страждущему Спасителю, пусть каждый из нас Ему сопутствует шаг за шагом до конца крестной дороги, и тогда путь нашей жизни исправится. Сердце наше, испытанное страданием и скорбью, умилится. Итак, в наступающую неделю, христиане, устремим свои взоры на Господа; с плачущими женами иерусалимскими будем взирать, как Он, Господь неба и земли, за наши грехи осуждается на смерть, несет Крест и изнемогает под бременем Креста. Понесем Его Крест. Слушая Евангелие на Страстной неделе, постараемся проникнуться безмерным величием страданий и заслуг Сына Божия; мы будем внимать кроткому, любящему голосу, призывающему к радости всех, всех – к радости блаженных упований, ко спасению. Пред страстями Христовыми всем достанет места: и мытарям, и блудницам, и разбойникам...

 

Если бы это случилось, тогда действительно мы могли бы чистым сердцем праздновать Пресветлое Воскресение Господа и воскресение своих душ, умерщвленных страстями и грехами! Отправимся, кто хочет, в путь за приобретением небесных утешений и радостей; все отправимся по крестной дороге, кому нужно освободиться от подавляющей пошлости. С нами на этом пути, не забудьте, будет Христос, страдающий и сострадающий